КАЛЕНДАРЬ
Сентябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Надо ли менять школьный курс информатики

школьный курс информатикиГенеральный директор компании «СофтЛаб-НСК» Ирина Травина о том, что собирать знания по крупицам сложно, но только так можно прийти к новым открытиям.

Недавно я прочитала в Фейсбуке о том, что в Силиконовой долине дети руководителей крупнейших ИТ-корпораций учатся в школе, где вообще нет компьютеров, никаких других электронных устройств. Пишут мелом на доске, умножают цифры не на калькуляторе, а в уме, занимаются лепкой, вышиванием, читают книги.

И вспомнился мне один из рассказов Айзека Азимова. В нем описывается далекое будущее, в котором детей до 18 лет ничему не учат, кроме чтения и письма, а затем в некий День знаний тестируют, подбирают нужную профессию и за два часа вкладывают им в головы готовые знания. Раз — и ты уже специалист в какой-то области.

Главному герою после тестирования не стали записывать в мозг набор знаний, а отправили в специальную школу читать книги. Он расстроился, решив, что попал в приют для слабоумных. Но через некоторое время понял, что наоборот оказался счастливчиком — в нем увидели способность к самостоятельному мышлению. Ему доверили сложный путь — учиться по книгам, собирать знания по крупицам — потому, что только так можно прийти к новым открытиям.

Айзек Азимов написал этот рассказ чуть больше полувека назад, когда о компьютерах еще мало кто слышал. А сейчас они в каждой школе, в каждой семье. Пользоваться компьютерной мышкой и клавиатурой дети начинают раньше, чем писать буквы и цифры на бумаге. Хорошо это или плохо? Не теряют ли наши дети способность к творческому мышлению? Может быть родители тех ребятишек из Силиконовой долины — самые дальновидные из нас?

Подобные мысли возникают у меня и после общения со старшеклассниками наших новосибирских школ. Вместе с руководителями других ИТ-компаний Академгородка я время от времени встречаюсь со школьниками, чтобы популяризировать профессии, востребованные в нашей отрасли. Мы приходим в школы с лекциями, с рассказами о своих компаниях. В рамках проекта «Школьная ИТ-мастерская» наши компании предлагают задачи, а специальные тьюторы формируют из школьников группы, которым предлагаются на решение эти задачки. Подобные мастерские были проведены в гимназии «Горностай» и ФМШ, и в некоторых других школах и колледжах, и ребятам за это даже платили деньги.

Современные языки программирования напоминают конструкторы «Лего». Рядовой программист уже не команды машинные пишет, а берет готовые «кубики» и из них складывает программный код. Но в рамках школьного курса информатики старшеклассников обучают более сложным языкам программирования, таким как Бэйсик и Паскаль, которые давно не используются бизнесом. И вот как-то раз у нас с ребятами разгорелся спор по поводу преподавания этих языков. «Зачем нам Паскаль? Есть более современные программы, например, C#. Вот мы изучили C# и за неделю написали программу, которая реально используется одной из компаний», — горячились школьники.

С их точки зрения Паскаль — это что-то вроде латыни, которую до революции заставляли зубрить гимназистов. В отличие от героя фантастического рассказа они еще не поняли, что те «кубики», из которых в C# складывается программный код, кто-то же должен был написать. И для того, чтобы делать «кубики», надо быть специалистом более высокого уровня. Выявить будущих элитных программистов можно лишь обучая их таким языкам как, например, Паскаль.

Талантливых ребят много. Некоторых уже со школьной скамьи готовы принять на работу программистами. В этом и опасность — такие «продвинутые» не хотят учиться в вузе. Мол, зачем? И так все знаю, все умею. Мне все-таки кажется, что самые лучшие программисты получаются из тех, кто знает математические алгоритмы, понимает физические процессы. А такие знания можно получить только в вузе.

И, кстати, в последние годы ИТ-специальности в Новосибирске можно получить во все большем количестве вузов. Принимают на обучение этим специальностям только тех, кто успешно сдал ЕГЭ по информатике или физике. В 2014 г. в Новосибирской области более 3 тысяч школьников сдавали ЕГЭ по информатике и столько же по физике. Доля выпускников, сдающих ЕГЭ по информатике у нас выше, чем в среднем по стране. Но по другим школьным предметам ЕГЭ выпускники все-таки выбирают чаще.

Почему так мало ребят хотят стать программистами? Для меня это загадка. Наверное, думают, что на экономиста или юриста выучиться проще, а заработки у них выше. На мой взгляд, это ошибочное мнение. Но видимо, в школьной программе информатика — один из самых сложных предметов. Вот многие и боятся сдавать ЕГЭ по информатике.

Утвержденная Минкомсвязи РФ «Дорожная карта» развития ИТ-отрасли предусматривает удвоение количества программистов к 2020 г. Они и сейчас в дефиците. Причем, большинство вакансий — не для элитных специалистов, а для тех, кто будет собирать «кубики». С нынешней программой информатики в школе мы заранее отпугиваем от этой специальности широкий круг молодых людей.

Глядя на проблему под этим углом, временами я готова согласиться с теми школьниками, с которыми спорила, — действительно, так ли уж надо всех мучить языком Паскаль, он действительно сложный для понимания. Может быть, настало время изменить школьный курс информатики, сделать подход к обучению дифференцированным? Не ограничиться ли в общей программе базовыми знаниями, а тех, кто хочет глубже изучить предмет, знакомить и с Паскалем, и с современными языками программирования? А в ЕГЭ по информатике разделить по весу вопросы разного уровня сложности.

Но, с другой стороны, встав на этот путь, не попадем ли мы в ловушку, о которой предупреждал Айзек Азимов? Кому захочется жить в предсказанном им будущем, где людей заранее делят на творцов и «роботов»?

Записал Дмитрий Сердцев

Фото предоставлено Ириной Травиной

Один комментарий

Ваше мнение очень важно для меня!
Пожалуйста, оставьте комментарий!